Великобритания собирается переосмыслить отношения с Китаем

0 Comments

В феврале 2016 года, когда Борис Джонсон все еще был мэром Лондона, он написал в издании The Telegraph, что, если Великобритания проголосует за выход из ЕС, ее правительство будет вовлечено «многолетний сложный процесс переговоров по новым соглашениям» в сфере торговли и бизнеса с другими странами. Будучи премьер-министром, Джонсон значительно усложнил этот процесс, начав публичную борьбу с Китаем, одним из крупнейших экономических партнеров страны.

За последние несколько лет отношения между Европой и Китаем ухудшились. Пекин и Брюссель постоянно сталкиваются с проблемами Гонконга, Тайваня и нарушениями прав человека в Синьцзяне. В прошлом году Европейская комиссия назвала Пекин «системным конкурентом» в документе о стратегических перспективах. Когда началось распространение пандемии Covid-19,ситуация ухудшилась.

Великобритания оставалась в стороне от этой борьбы, объявив в 2015 году «новую золотую эру» в отношениях с Китаем. Но в последнее время Даунинг-стрит с Джонсоном во главе стал более агрессивным по двум вопросам: Гонконг и китайский технологический гигант Huawei. Джонсон пытается реструктурировать китайско-британские отношения после Brexit, и пока неясно, какие у него рычаги влияния, или кто заполнит эти пустоты, если Китай сократит масштабы инвестиций в Великобританию.

Британо-китайские отношения

Когда Джонсон занял пост премьер-министра после Терезы Мэй, он сказал, что настрой его правительства будет «очень прокитайским».

С тех пор многое изменилось. Первым важным поворотным моментом стала торговая война между США и Китаем. Великобритания должна была выбрать, чью сторону занять. С экономической точки зрения выбор очевиден. В 2018 году торговый оборот Вашингтона и Лондона достигал £201,6 млрд, торговый оборот с Китаем составлял лишь £68,3 млрд. В этом году экспорт в США составил 18,8% от общего объема экспорта Великобритании, в Китай — 3,6%. США были главным торговым партнером Великобритании, Китай — пятым.

Сначала казалось, что Великобритания готова бросить вызов Вашингтону по крайней мере по одному вопросу: Huawei. США считают, что Huawei несет угрозу безопасности, угрожая скрыть разведданые от стран, которые используют оборудование компании в сетях 5G. Но, несмотря на интенсивное лоббирование со стороны американских чиновников, в январе правительство Великобритании отказалось запретить Huawei для своих сетей.

Затем началось распространение коронавируса. Появились свидетельства того, что китайские чиновники скрывали данные о первых случаях вируса в Ухане, задерживая передачу информации о вирусе ВОЗ. Пандемия пролила свет на то, насколько мир зависит от китайских фабрик, дающих 85% мировых поставок масок для лица. Она также дала понять, что Пекин будет использовать свою экономическую мощь как политический козырь: когда Австралия призвала провести расследование источников происхождения вируса, Пекин ввел пошлины на свой ячмень и перестал закупать мясо с ее основных скотобоен.

В результате в Великобритании усилились и без того сильные антикитайские настроения. Согласно опросу British Foreign Policy Group, только 18% граждан Великобритании доверяют Китаю, считая, что он способен «к ответственным действиям в мире», в январе это число составляло 21%.

Даунинг-стрит также занял более агрессивную позицию в отношении Китая. По сообщениям, Джонсон разрабатывает планы по исключению Huawei из британской сети 5G к 2023 году. Также правительство пытается ускорить планы по законопроекту, который ужесточит контроль над поглощениями китайскими корпорациями. Это произошло после того как в апреле британская разведка предупредила законодателей, что они должны ограничить китайское влияние на стратегические отрасли.

Другой важный поворотный момент произошел в середине апреля, когда Пекин ввел новый закон о безопасности в Гонконге, ограничивающий независимость города. Отделившись от ЕС, Великобритания объявила, что откроет возможности получения гражданства 3 млн граждан Гонконга, которые родились до того, как Великобритания передала город Китаю в 1997 году. Министерство иностранных дел Китая пригрозило «контрмерами».

Некоторым в Великобритании подобные шаги правительства непонятны. Браун необдуманно назвал решение Джонсона «рассыпать паспорта, как конфетти, в Гонконге» «глупым шагом».

Будущее британо-китайских отношений

Когда он проводил кампанию за Brexit, Джонсон представил своим сторонникам видение «по-настоящему глобалистской Британии», а это зависело бы от способности страны укреплять финансовые связи с Пекином. Томас де Гаретс Геддес, аналитик из Института китайских исследований «Меркатор», отмечает, что «перспектива предстоящего китайско-британского соглашения о свободной торговле кажется довольно отдаленной».

В прошлом году Великобритания была вторым по величине получателем китайских ПИИ. По данным McKinsey, Китай — крупнейший потребительский рынок в мире. Ожидается, что к 2022 году средний класс этой страны вырастет до 550 млн человек.

Ранее Джонсон выражал заинтересованность в углублении экономических связей с членами Содружества наций, группы из 54 стран, которые в основном были бывшими британскими колониями. Но Браун утверждает, что «на самом деле маловероятно, что Содружество превратится в последовательный и сплоченный рынок». Попытки Великобритании заложить основу для двустороннего торгового соглашения с Индией, крупнейшей экономикой Содружества, зашли в тупик.

Питер Лу, эксперт по слияниям и поглощениям, представляет интересы китайских инвесторов, желающих купить или инвестировать в европейские компании. Он отмечает, что недавние события в британо-китайских отношениях заставили его клиентов задуматься. «Трудно инвестировать в недружелюбную страну, потому что доверие — очень важный фактор в китайской культуре», — отметил он.

Некоторые утверждают, что агрессивный настрой Даунинг-стрит — это всего лишь отвлечение внимания от внутренних проблем Джонсона из-за его неоднозначной работы со склонным к скандалам старшим советником Домиником Каммингсом. Но Геддес говорит, что «растущая агрессия по отношению к Китаю в политическом спектре Великобритании очень реальна и вряд ли она исчезнет в ближайшее время».

Это — стратегическая ошибка, утверждает Браун. «Если экономика будет в настолько плохом положении через несколько месяцев, как кажется, то Великобритании не приходится выбирать, с кем она имеет дело. Нищим выбирать не приходится», — заключил он.

источник материала: investfuture.ru