Тихая девальвация: Доллар падает сам, и тянет за собой российский рубль

0 Comments

Тихая девальвация: Доллар падает сам, и тянет за собой российский рубль

Фото: Global Look Press

По мере того, как Федеральная резервная система США, включив на небывалую мощность свой печатный станок, заливает рынки денежной эмиссией, доллар дешевеет к большинству мировых валют. В начале июня он уже упал ниже уровней, с которых начинал 2020 год.

В частности, по информации портала Finanz.ru, в пятницу, 5 июня, индекс доллара, отражающий его курс к шести ключевым мировым валютам, падал до минимальной с начала кризиса отметки в 96,43 пункта, а на 19.55 мск понедельника, 8 июня, снижался на 0,16%, до 96,76 пункта. При этом уточняется, что за три месяца баланс ФРС вырос на 2,859 триллиона долларов — такую сумму американский центробанк закачал в рынки, скупая активы и выдавая кредиты репо. Фактически, сообщает далее портал со ссылкой на мнение иностранных экспертов, это означает, что ФРС США провела «тихую девальвацию» доллара, которую инвесторы не заметили, увлекшись коронавирусной паникой.

Пертурбации, происходящие с американским долларом еще с марта нынешнего года, российские эксперты оценивают по-разному.

Так, экономист Василий Колташов, обсуждая с «СП» вероятность введения ФРС США отрицательной процентной ставки и «падения» доллара, предположил, что российский рубль будет дорожать. «Сейчас объем мировой торговли и потребления нефти сжался, поэтому выгоды пока весьма скромные. Но в перспективе Россия, во-первых, будет получать инфляционные доллары и сбрасывать их. Во-вторых, если наша экономика при этом будет стабильна и курс будет расти, то она станет более привлекательной для иностранных инвесторов, в том числе британских и американских. Повторюсь, им куда-то нужно двигаться из зоны бедствия. Для них может быть интересно создание новых предприятий в России», — заявил он, добавив, что это может привести к перезапуску российской экономики и её росту при условии недопущения ошибок.

Однако доцент кафедры финансовых рынков и финансового инжиниринга РАНХиГС Сергей Хестанов предлагает другую интерпретацию нынешней турбулентности американской национальной валюты и дальнейших перспектив курса рубля по отношению к доллару.

— Во-первых, резко и сильно увеличили свои балансы и денежную массу все крупные экономики мира — американская, европейская, китайская. И российский Центробанк — не исключение. Если посмотреть внимательно, то можно увидеть, что с 2008 года денежный агрегат М2, а попросту — все подвижные деньги в экономике, вырастал только в России уже раз 5, в общей сложности более чем вчетверо. И при всем при этом очень большой инфляции нигде не случилось.

«СП»: — Почему так произошло?

— Это явление пока не имеет никакого внятного теоретического объяснения, так что никто вам точно не скажет, почему так произошло. Есть, конечно, предположение, что это вызвано переносом производства в развивающиеся страны, сократив издержки. В основном это касается непродовольственного, так сказать, ширпотреба, но на всеобъемлющее объяснение никак не тянет.

Однако самое примечательное тут не то, что объяснения этому явлению пока нет, а то, что инфляция везде ниже, чем это предполагается национальными центробанками. В России — 3% вместо ожидаемых 4%, в США заметно ниже 2%, хотя целевое значение — 3%. Так что монетарные власти практически всех стран борются сейчас не с инфляцией, а с дефляцией. И на этом фоне рассуждать о том, что какие-то мировые валюты девальвируются неверно. Да, технические колебания имеют место. Но пока инфляция будет находиться на столь низких уровнях, никаких серьезных опасений относительно серьезных девальваций курсов валют относительно друг друга нет.

«СП»: — Эта странная стабильно низкая инфляция чем-то опасна для мировой, и в первую очередь — для российской, экономики?

—  Никто этого пока не знает, поскольку в мировой экономической истории это первый случай. Ранее была довольно прямая зависимость — как только денежная масса начинала расти заметно больше, чем экономика, тут же начинался разгон инфляции. Это явление было хорошо изучено, но теперь оно уже 12 лет как прекратилось. И сейчас это главная проблема, что серьезно занимает умы мировых экономистов.

Однако более пугающий фактор на практике заключается не в этом, а в том, что нежелательные кризисные явления в экономике из-за пандемии затянутся. Многие же не исключают, что может пойти вторая волна заражения, из-за чего будут вновь введены какие-то ограничительные меры. И всерьез опасаются уже не инфляции, а, наоборот, дефляции.

«СП»: — Руководитель Центра институтов социально-экономического развития Института экономики РАН, экономист Николай Ахапкин, в частности, уточнил, что она может негативно сказаться на обеспечении пенсионеров.

Правительственные решения, отметил он, строятся на том, что индексация пенсий должна проводиться не ниже уровня инфляции. Но если в нашей экономике будут проявляться другие тенденции, например, дефляция, пенсионеры рискуют вообще перестать получать пенсии, которые и так находятся на позорно низком уровне. А чем еще дефляция опасна для российской экономики?

— Уже сейчас по многим продуктам наблюдается кризис перепроизводства. Вы не поверите, но тех же итальянцев сейчас уговаривают есть больше сыра, а французов уламывают пить больше вина. Потребительская активность заметно упала, но производители-то объемы не снижают. И возникает проблема — куда же это все девать. Она хоть и выглядит смешно, но довольно болезненна, потому что часть продукции нельзя слишком долго хранить.

«СП»: — Не могу не задать сакраментальный для всех россиян вопрос: а что же будет с курсом рубля в складывающихся условиях?

— Понятно, что в краткосрочной перспективе колебания его курса могут быть любыми. И при наличии достаточно большого объема резервов наши монетарные власти волевым решением легко могут его поднять или опустить. Но на долгосрочном горизонте главным фактором, определяющим курс российского рубля по отношению к доллару, остаются цены на нефть.

«СП»: — Но сейчас вроде бы все говорит о том, что тяжелые времена на мировом нефтяном рынке миновали. Цены понемногу растут, и приближенные к нашему правительству источники информации уже сообщают, что стоимость российской нефти Urals уже поднялась выше заложенного в нашем бюджете порога отсечения. Значит ли это, что с рублем будет все хорошо?

— Не нужно забывать, что эта самая цена отсечения, заложенная в нашем бюджете, была посчитана совершенно для другого объема экспорта. А нынешнее сокращение Россией нефтедобычи составило примерно его половину. Так что, скорее всего, для рубля по-прежнему актуален сценарий девальвации.

Выглядеть довольно хорошо нашей национальной денежной единице помогло только то, что у нас до настоящего момента фактически был остановлен непродовольственный импорт, а импортеры традиционно покупали на рынке довольно большие объемы валют. Из-за этого, а также в связи с сокращением выездного туризма, просто сильно упал спрос на валюту. Но это явление временное, так или иначе спрос же будет восстановлен. Вопрос лишь в том, с какой скоростью и на сколько.

«СП»: — То есть россиянам можно по-прежнему покупать американские доллары, не боясь резкой девальвации их курса?

— Конечно. Если американская валюта и начнет сдавать свои позиции, то это займет, наверное, лет 20. За это время накопленные доллары раз 10 можно спокойно продать и перепродать.

Проблема же рубля стратегическая. У нас только по официальным данным грубо одна треть бюджета состоит из экспортных поступлений. Еще одна его треть — НДС, большая часть которого уплачивается с импорта. Так что фактически наш бюджет зависит от экспорта примерно наполовину. Легко догадаться, что при любых проблемах с бюджетом первое, что сделают наши монетарные власти — опустят рубль. Это же жутко выгодно и экспортерам, и федеральному бюджету, и тому бизнесу, который реально конкурирует с импортом. Как вы думаете, что будет с курсом рубля при наличии таких интересантов?

«СП»: — Он продолжит снижаться?

— За минувшие 20 лет рубль уже обесценился в несколько раз, и продолжит обесцениваться дальше. Это нужно очень серьезным силам и людям, начиная с государства и кончая крупнейшим российским компаниям. Другой вопрос, что резко курс рубля опускать не будут, поскольку это вызовет панику, а вот ползуче понижать — пожалуйста.

По отношению к твердым мировым валютам рубль — в любом случае запланированная жертва. Запланирована она самой структурой нашей экономики, а инструмент до смешного прост — покупка валюты в целях пополнения резервов. И я даже не представляю, что такого должно произойти, чтобы наше государство от этой слишком выгодной тактики отказалось.

Девальвация доллара

источник материала: svpressa.ru